/ru/3/5755 Lumiere :: "Кадры решают всё", Рюмина Е. Журнал "Профиль" №1(652) от 18.01.2010
Rambler's Top100
Публикации "Кадры решают всё", Рюмина Е. Журнал "Профиль" №1(652) от 18.01.2010
English version
 "Кадры решают всё", Рюмина Е. Журнал "Профиль" №1(652) от 18.01.2010

Обывательское представление о том, что в работах фотографов ничего ценного нет, уходит в прошлое. Молодое поколение видит в фотографии предмет искусства и объект для инвестиций.

    В конце ноября в Париже, в огромном пространстве под Лувром - выставочных залах Карусель де Лувр, - завершилась ежегодная фотографическая ярмарка Paris Photo. Самая значительная в Европе выставка-продажа фотографии показала, что кризис если и сказался на этом сегменте арт-рынка, то не очень сильно. Ярмарка собрала рекордное число посетителей - более 40 тыс. человек. Нижний ценовой диапазон составил 2-15 тыс. евро за фотографию (такие вещи приобретаются обычно не коллекционерами, а простыми любителями для украшения дома или офиса). Ну а работы мэтров продавались за огромные по российским меркам деньги: американец Ирвинг Пенн - за 265 тыс. евро, крупноформатный Хельмут Ньютон - за $300 тыс., Мохой-Надь - за $130 тыс. Те, кто разбирается в фотографии, даже в кризисные времена покупают дорогие "винтажные" вещи - золотой фонд мировой фотографии...
   В России тоже есть свои знаковые "фотособытия": в декабре-январе в московском "Манеже" работает выставка фоторепортажей, которые претендуют на премию "Серебряная камера", учрежденную Московским домом фотографии. Одновременно в Петербурге проходит Первое фотобиеннале Русского музея. Но есть ли у нас в стране рынок фотографии?
   
МУЗЕИ И ГАЛЕРЕИ
   "Рынок фотографии в России находится в зачаточном состоянии", - считает Василий Богачев, куратор московской галереи "Сэм Брук". С ним согласны и другие эксперты. "Рынок у нас очень ограниченный, как и все рынки, и имеет свои перекосы и особенности, связано это с историей страны, - поясняет галерист, арт-дилер и коллекционер современного искусства и фотографии Алекс Лахманн. - Традиция была прервана с приходом "гегемона", то есть с большевистской революцией". В советской России делались фотографии только для печати и дизайна, а выставки если и проводились, то исключительно западных фотографий. "В Нью-Йорке первая частная галерея фотографии открылась в 1905 году, в Москве - в 2001-м, я думаю, комментарии здесь излишни, этот временной разрыв огромен, и нам нелегко его преодолевать, - говорит Наталья Григорьева, директор первой в Москве "чистой" фотогалереи - Галереи имени братьев Люмьер. - Когда мы открывались, никто в стране не мог подумать, что фотографию можно покупать как самостоятельное произведение искусства". Сейчас в Москве из 86 галерей всего около 15 занимаются одновременно и современным искусством, и фотографией и лишь четыре - исключительно фотографией. "Думаю, во всей России 10-15 "чистых" фотогалерей, а в одном Нью-Йорке их около 50", - говорит Владимир Овчаренко, директор галереи "Риджина", занимающейся фотографией наряду с современным искусством.
   Из-за малого количества галерей в России отсутствует система коллекционирования и класс коллекционеров фотографии, считает Ирина Меглинская, совладелица галереи "Победа". Не хватает не только галерей, но и музеев, которые формировали бы отношение к фотографии как отдельному направлению в культуре страны. "Возрождение интереса к фотографии как к арт-объекту в России произошло только в 90-е годы, и в этом большая заслуга Ольги Свибловой и возглавляемого ею Московского дома фотографии, собравшего порядка 50 тыс. единиц хранения, - говорит Алекс Лахманн, - больше ни у одного музея в России нет серьезных фотоколлекций, в большинстве своем директора музеев не понимают необходимости коллекций фотографий.
   
КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ
    "Вообще, собирание фотографий - это элитарное занятие, во многом отличающееся от собирания искусства, - говорит Лахманн. - Кто собирает фотографии? Художники, фотографы, модельеры, например Лагерфельд, который и сам снимает, Элтон Джон, крупные музеи". Лахманн коллекционирует фотографии ХХ и ХХI веков - у него одна из самых больших коллекций советской фотографии 1920-1930-х годов: Александр Родченко, Эль Лисицкий, Аркадий Шайхет, Георгий Петрусов, Борис Игнатович. Для того чтобы отличать vintage print и получать удовольствие от фотографии, нужно иметь определенную подготовку. Это можно сравнить с музыкой: кто-то тратит тысячи долларов на дорогую музыкальную систему и слушает лицензионные диски, наслаждаясь звучанием, а кто-то покупает музыкальный центр за $200, ставит пиратские записи и не видит разницы.
   "Я начал коллекционировать фотографии совершенно случайно, примерно шесть лет назад, кто-то начинает с фотографии и заканчивает фотографией, а я начал с графики, живописи и инсталляций, а продолжил фотографией, - рассказывает Игорь Маркин, создатель первого в России частного музея актуального искусства ART4.RU. - Сегодня фотографии составляют около 15% всей моей коллекции".
   "Любая коллекция начинается с фотографии, которая нравится, - утверждает Наталья Григорьева. - В начале пути других мотиваций нет. Дальше у всех по-разному. Кому-то нравится осознавать, что работа Наума Грановского или Якова Халипа, которую они купили семь лет назад за $200, сегодня будет стоить минимум в 5-10 раз больше. А кто-то просто увлечен фотографией Москвы и покупает ее виды у абсолютно разных авторов разного уровня. Есть клиенты, предпочитающие только старые авторские отпечатки".
   "Если ты коллекционер, тебе хочется это иметь, трогать. Ничто не заменит тактильного ощущения вещи, которая может сохраняться, передаваться из поколение в поколения, - говорит Ирина Меглинская. - Изображение, напечатанное на барите или на пластинке, и изображение, сделанное на какой-нибудь машине Lambda или Light Jet, - совершенно разные вещи, но это мало кто понимает".
   
ЦЕНЫ И КАПИТАЛИЗАЦИЯ
    Работы именитых российских авторов на "родном" рынке могут стоить от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч долларов за отпечаток. Молодые фотографы продаются от $100 за отпечаток, говорит Владимир Овчаренко.
   "Современный отпечаток, сделанный с оригинального негатива под контролем автора ограниченным тиражом, мы предлагаем от 10 тыс. рублей. Сегодня многие работы наших лучших авторов приходят к концу заявленного тиража, и их цена может достигать 50 тыс. рублей и выше. Мы достаточно долго находимся на рынке и поэтому не видим смысла заниматься фотографией средней руки", - рассказывает Наталья Григорьева.
   Однако, как говорит участник последней выставки Арт-Манеж, фотограф Алексей Сулоев, в России своя спе-цифика: цены на одни и те же работы в сравнении, например, с Америкой будут в 3-4 раза ниже. Однако Алекс Лахманн с этим не согласен: "Ричард Принс или Уэбб в России будут стоить столько же, сколько и в США".
   "Просто, в отличие от Америки, в России фотографии покупаются до определенного психологического барьера, а дальше - все, продаж нет", - поясняет Мария Бурасовская, директор фотогалереи "Глаз".
   Разовые продажи, конечно, бывают, например в 2007 году украинский олигарх Виктор Пинчук приобрел работу Андреаса Гурски за $3 млн. Но для российского рынка это, скорее, исключение. "Делать выставку Андреаса Гурски в русской фотогалерее бессмысленно - продажи будут невелики", - считает Мария Бурасовская. Таким образом, проблема двойных стандартов в стоимости работ существует пока для русских авторов, продающихся за рубежом и на внутреннем рынке, что как раз свидетельствует об отсутствии полноценных рыночных отношений в этом сегменте в России.
   Но как ни парадоксально, именно "отсталость" рынка фотографии в России открывает широкие возможности для развития: есть куда расти. Кроме того, некоторые специалисты отмечают, что из-за кризиса рынок современного искусства, где цены были сильно задраны, просел, а рынок фотографии остался на плаву. "Думаю, это прежде всего обусловлено ценами на произведения современного искусства и на фотографию, - комментирует Мария Бурасовская. - Между ними пропасть. Фотография всегда была намного дешевле, чем живопись, скульптура и инсталляции". Вполне возможно, что в этой ситуации многие коллекционеры обратят свои взоры на "недооцененный" рынок фотографии. "Хорошая редкая фотография растет в цене. Я не могу строить ценовые графики, но для западных инвестиционных фондов фотография - тоже объект для инвестиций", - говорит Алекс Лахманн.
Галерея Люмьер




© Галерея Люмьер 2003.